Шапка за стабфонд

104

Сотни миллионов государственных субсидий раздавались в Костанайской области как попало. Об этом свидетельствуют документы, с которыми никто не хочет разбираться, ведь на первый взгляд они чистые.

Госбюджет сегодня испытывает большие сложности. Впрочем, когда было легко? Но даже в те времена, которые сегодня уже представляются жирными, поддержка субсидиями перерабатывающих производств выглядела манной небесной. Правда, кому-то перепадали крохи, а кто-то купался в дармовых деньгах. Сегодня выясняется, что вряд ли законно.

В Костанайском облуправлении сельского хозяйства хранятся сведения о всех получателях господдержки. В том числе о ТОО “Алтын май”, которое обосновало свое право на получение субсидий покупкой зерна у ряда предприятий, его дальнейшей переработкой в муку и отруби с последующей реализацией населению. Речь идет о сделках на сотни миллионов тенге.

Все они были безналичными. Но информация эта ничем не подтверждается, в первую очередь справками из банка. Также не найти договоров, кассовых чеков, товарно-транспортных накладных. Зато есть сведения, что многочисленные партнеры, с которыми ТОО “Алтын май” заключало зерновые сделки, находятся с ним… по одному юридическому адресу да еще и имеют общих работников. Взять хотя бы компанию “Орд трейд”, которая тоже отнесена к предприятиям зерновой переработки.

Тут стоит отметить: согласно выпущенному в 2015 году постановлению правительства о порядке и субъектах получения субсидий право на господдержку имеют зерноперерабатывающие предприятия. То есть те, у кого есть соответствующие средства производства — мельницы и пекарни.

ТОО “Алтын май” еще в 2014 году передало свой мельничный комплекс предприятию “Орд Трейд”, получив от него за год работы 130 млн тенге. Что это означает? То, что ТОО “Алтын май” занималось сдачей имущества в аренду, а предприятие “Орд Трейд” работало на мельнице. У первого годовой фонд зарплаты 400 тысяч тенге, у второго — 16 млн тенге.

Между тем согласно закону о зерне (от 2015 г.) использование зерна из госресурсов считается целевым, когда зерноперерабатывающие предприятия в целях регулирования внутреннего рынка занимаются его промышленной переработкой, изготавливая хлебобулочные изделия, которые продаются на территории области. И это очень важный момент. Ведь речь идет не об обычном бизнесе, а о социальной ответственности бизнеса и поддержке его государством. О так называемом социальном хлебе, то есть о товаре первой необходимости, доступном, недорогом, который всегда должен быть в наличии. Госсубсидии призваны были удержать цену на социальный хлеб.

Но можно ли считать муку и отруби, производимые ТОО “Алтын май”, хлебом, который мы покупаем в магазинах? Вопрос риторический. Тем не менее чиновники закрыли глаза на столь явное несоответствие прописанным в законе и нормативных документах требованиям. Почему?

Рискну предположить: ответ кроется в черных бухгалтерских тетрадях, где скрупулезно записаны траты этого предприятия, никак не отраженные в официальных отчетах (см. снимки).Например, 28 июля 2014 года компания выдала 1 млн 600 тыс. тенге, обозначив назначение выплаты как “шапка — акимат через Т. С.” (инициалы принадлежат конкретному человеку, они поддаются расшифровке, но делать этого в статье мы не будем по понятным причинам). А что такое шапка, думается, никому объяснять не надо.5 ноября 2014 года облсельхоз­управлению выдано 70 тыс. тенге “для делегации из Челябинской области”, а также 1 млн тенге — “за Стабфонд замакиму Кост. обл. через Т. С.”. В той же тетради значатся траты в размере 2 млн тенге как “шапка Стабфонд через Т. С.”, 50 тыс. тенге — как “шапка в облсельхозуправление” и т. п.

 

Заметим, что датировка всех этих записей бросает новую тень на команду бывшего областного акима Нуралы САДУАКАСОВА, который был вынужден уйти с должности в сентябре 2015-го после крупного коррупционного скандала (см. “Осенняя кадриль”, “Время” от 16.9.2015 г.).

А ведь ТОО “Алтын май” действовало не в одиночку и связано с другими аффилированными компаниями, которые тоже выступали претендентами на получение госсубсидий. Надо ли говорить, что ни одна из них (кроме фактически использовавшей мельницу) не может считаться зерноперерабатывающим предприятием. Почему же они скопом стали просить у государства субсидионной поддержки? Да потому, что для них это сродни участию в лотерее: чем больше своих участников, тем выше шанс выиграть.

Или вот еще такой любопытный факт. В мае 2015-го компания покупает партию зерна по 40 тыс. тенге за тонну и тут же перепродает ее из расчета… 30 тысяч. Только от одной такой сделки ТОО “Алтын май” получило убыток в размере 12 млн тенге. Что же это за бизнес такой?.. И как, извините, на него прожить без господдержки?

Наконец давайте посмотрим на качество работы чиновников, выносивших решение о выделении субсидий. В документах фирмы “Алтын май” значится, что она реализовывала муку населению (хотя условиями программы господдержки предусматривалась работа только с хлебозаводами). И из этих же записей следует: это самое население пять лет назад закупалось жестче, чем сейчас, во времена коронавируса! Похоже ли это на правду? Изучаем документы и видим: некое физлицо купило за раз 20 тонн муки, другое — 40 тонн, а третье раскошелилось аж на 120 тонн отрубей! Перечислять подобные примеры можно долго, но факт остается фактом: “Алтын май” утверждает, что простые люди с улицы брали у него муку и отруби не килограммами, а тысячами, десятками тысяч килограммов! Вот только следов этих граждан не найти и действия их должным образом не зафиксированы. Кто они? Как они это добро тащили? На чем перевозили? Где документы, подтверждающие все эти действия?

Почему-то это не слишком интересует ответственные органы. Уголовное дело по вышеописанным фактам идет ни шатко ни валко. В суть проблемы не вникает никто — ни чиновники, ни следователи. А ведь она не в том, чтобы проверить законность выдачи субсидий, а в том, чтобы прекратить профанацию идеи социальной защиты граждан, чтобы стоимость социального хлеба оставалась неизменной. Иначе получается, что под вывеской господдержки удовлетворяются чьи-то аппетиты, а социальный хлеб становится дороже.

На мой запрос в Минсельхоз с просьбой разъяснить, могли ли выдаваться госсубсидии при зерновых операциях, связанных со стабилизацией цен на хлеб, предприятиям, которые фактически не занимались выпечкой хлеба, пришел совершенно неконкретный ответ. В нем были ссылки на различные документы, перечисление правил и отсылка на местное облсельхозуправление. Именно оно, утверждают в аграрном ведомстве, ответственно за контроль целевого использования зерна. И круг замкнулся…

Стас КИСЕЛЁВ,
Костанай
time.kz