Салауат Муксимов: Коррупцию надо лечить словом и упрощением госуслуг по максимуму

129

В департаменте АДГСПК по Костанайской области и проектном офисе «Қостанай — адалдық алаңы» рассказали о создании условий для нормальной и эффективной бескоррупционной работы в госорганах.

О том, как департамент Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по Костанайской области намерен стать конкретным связующим мостом между местными акиматами в регионе и отраслевыми министерствами, и как можно добиться максимального упрощения кучи жизненных проблем для простых казахстанцев — в беседе с корреспондентом BNews.kz рассказал руководитель ведомства Салауат Муксимов.

— Салауат Силибаевич, почему решено обратить внимание именно на сферу оказания государственных услуг?

— Это большая головная боль для рядового казахстанца, иногда отнимающая много времени, нервов, сил и служащая основой для коррупционных преступлений. Сегодня, согласно государственному реестру, насчитывается свыше 750 видов госуслуг, оказываемых населению. Из этого числа порядка двухсот предоставляется местными исполнительными органами, а если еще прибавить территориальные подразделения, то получается около 400. То есть, чуть больше половины государственных услуг оказывается на местах. Но, к сожалению, закон о госуслугах написан таким образом, что их стандарты утверждаются только центральными органами. Стандарты содержат сроки оказания услуг, перечень документов, которые необходимы. То есть, если в нём прописано, что человек должен предоставить только одно удостоверение личности, так и будет. Если нужно собрать пакет из 12-15 документов, то их будут требовать вне зависимости от того, действительно ли они так нужны.

И проблема в том, что стандарты по оказанию госуслуг для местных исполнительных органов разрабатывает отраслевое министерство. Оно со своей высоты не видит проблем и не знает, нужно ли вообще совершенствовать процесс. Акиматы знают, но не могут изменить стандарт, это не в их компетенции. И наш проектный офис «Қостанай — адалдық алаңы» делает попытку стать мостом между акиматом — тем, кто непосредственно оказывает услугу, и министерством — тем, кто разрабатывает и корректирует стандарт для неё. Мы поэтапно, по согласованию с акимом области, будем формировать альбом предложений по совершенствованию и оптимизации тех государственных услуг, которые оказываются местными исполнительными органами.

— Что конкретно предлагается?

— Жизнь показывает, что многие государственные услуги имеют промежуточный характер. Взять сферу земельных отношений. Чтобы оформить право на земельный участок, человеку по факту надо получить 6 госуслуг. Он должен сначала встать на очередь на получение земельного участка. Затем разработать и утвердить землеустроительный проект, потом приступить к заключению договора купли-продажи. После получить госакт на земельный участок, а уже в конце только зарегистрировать своё право. На это оформление у него уходит как минимум 6 месяцев.

Неужели нельзя объединить все эти промежуточные услуги в одну композитную? Чтобы гражданин пришёл, сдал документы и забыл о хождениях по госорганам. Потому что бытовая коррупция, в первую очередь, создается там, где есть препятствия, барьеры. Такая схема потенциальным коррупционерам удобна, ведь он может на любой стадии отказать, вернуть документы, приостановить процесс. Поэтому мы обратились к руководству нашего Агентства, чтобы они инициировали через руководство страны и администрацию Президента поручение об объединении этих шести услуг в одну композитную.

Другой казус, на который мы обратили внимание, это то, что водительское удостоверение гораздо проще получить, чем право на управление тракторами. Для того, чтобы заменить водительское удостоверение, не требуется прохождение повторного медосмотра, при замене исключена сдача теоретического экзамена.

А при получении удостоверения на право управления тракторами все по-прежнему, по старинке осталось. Не легче ли нам использовать метод бенчмаркетинга? То есть, по сходным услугам заимствовать удачный порядок? Акиматы согласны, но инициировать изменения не видят смысла, потому что не отвечают за разработку этого стандарта. А проектный офис «Қостанай — адалдық алаңы» может без бюрократических проволочек вовлечь в решение проблемы несколько государственных органов.

Еще один казус из жизни людей, и он очень чувствительный, это жилищные отношения. Несмотря на то, что очерёдность на получение жилья автоматизирована за счёт информационной системы е-акимат, на механизм этот много нареканий. Учёт граждан, которым может быть предоставлено жилище из коммунального жилищного фонда, осуществляется по месту жительства, согласно закону. При этом база формирует единую очередь на район. К примеру, в поселке Затобольск в очереди состоят 1434 человек, в селе Заречном 354, в селе Мичурино 155, остальные села — 439. А в базе эти люди находятся в общем списке. Такая ситуация возникла с жительницей Костанайской области Осадчей.

Фактически в категории «Работник бюджетной организации» по списку она 394-я. Однако, просматривая свою очередь на портале, она увидела, что является лишь 490-й. Таким образом, действующая информационная система сдвинула её на 96 позиций назад. Мы предлагаем эту электронную систему скорректировать для того, чтобы дифференцированно вёлся учет по каждому населенному пункту. Это как раз тот вопрос, который решаем здесь, на местном уровне.

Что касается вопросов приватизации из жилищного фонда, мы тоже говорим, что весь этот процесс можно автоматизировать. Расчёты должен производить искусственный интеллект. Сегодня по данным IT-компаний, приблизительная стоимость такой системы обойдется бюджету в 2,5 млн тенге. Это же не такие грандиозные затраты. В данном вопросе не должно быть человеческого фактора, должен решать искусственный интеллект по перечню документов, которые предоставляются.

— Вы вносили предложения по совершенствованию процесса оказания госуслуг и в таких чувствительных вопросах как образование, здравоохранение, социальная защита.

— Да, и здесь немало нареканий. К примеру, при поступлении в детский сад родители собирают документы, среди которых есть паспорт здоровья. Он делается для того, чтобы убедиться в том, что ребёнок привит. Согласно законодательству в сфере здравоохранения, прививка не является обязанностью, а правом. То есть, родители вправе не делать прививки и никто на основании их решения не может отказать им в обучении в детском саду.

Если содержание паспорта здоровья не является обязательным, зачем его тогда требовать? Ведь то, что родитель не предоставит этот документ, не значит, что он не может претендовать на детский сад. Поэтому мы говорим, что этот ненужный барьер нужно убрать. Представители управления образования в полной мере поддерживают эту идею, но почему-то здравоохранение выступает против, а весомых аргументов не может представить.

По многим услугам необоснованно затянуты сроки. И госорганы это признают. Да, говорят, действительно, мы могли бы справиться и за 1 день. Но почему-то как «сели» в стандарт, так и оказывают в течение длительного времени услугу. К примеру, неоправданно, до 5 рабочих дней, затянут срок зачисления ребенка в школу. А ведь этот процесс прост и предполагает приём документов, подготовку приказа руководителя и заключение типового договора с родителями.

В областном центре имеется 37 школ, в минувшем году зачислено 5 тыс. 712 детей, средняя загруженность на 1 работника образования составила 2 человека в день. При такой небольшой нагрузке, какова необходимость затягивать процесс? С учетом изложенного, мы и попросили сократить этот срок, и чиновники от образования согласились.

Еще один пример. Есть такая услуга, как бесплатный подвоз учащихся до школы и обратно. Интересен тот факт, что за этой услугой человек должен обращаться ежегодно. Для чего, если очевидно, что место жительства родители в ближайшее время менять не собираются? Пусть они в своей заявке укажут, что будут обучаться в данной школе, к примеру, до 5 класса, просим обеспечить подвоз. И больше не трогайте этого родителя. Когда мы поставили перед образованием этот вопрос, они были удивлены. Ведь никто раньше не задумывался, что это лишняя бюрократия.

Что касается социального блока, нарекания вызвала услуга назначения адресной социальной помощи. Несмотря на то, что многодетные семьи должны предоставить всего один документ, это не значит, что удастся полностью избежать бюрократических проволочек.

При назначении АСП создаётся комиссия, которая выезжает на место проживания семьи и анализирует её материальное состояние. Ну для чего? Они же в любом случае решение о назначении пособий выносят из расчёта среднедушевого дохода! А это всё в цифрах, всё на руках. Зачем вообще устраивать эту процедуру выезда комиссии, она необоснованно затягивает сроки. Давайте откажемся, по документам проверяйте и всё. Акимат в этой части возражает. Они апеллируют тем, что назначение пособий — ответственный вопрос, там заложены большие бюджетные средства, и руководители попросту не хотят брать на себя ответственность. А мы считаем, что человеку, который и так не очень хорошо живёт, устраивать дискомфорт, выезжать к нему домой, обследовать — это унизительная процедура, прошлый век. У нас всё же в цифрах, статистика есть. Нажми на кнопку и все данные выходят. Поэтому данное предложение намерены отстаивать и дальше.

— Очень щепетилен и вопрос платности государственных услуг, вашим департаментом уже решён вопрос со справками из наркологии и психиатрии. Теперь они предоставляются бесплатно. Проводится ли такая работа по другим государственным услугам?

— Да, этот вопрос — одна большая дискуссия. Мы обратили внимание в сфере здравоохранения, что есть противоречия между нормативными актами. К примеру, чтобы получить водительские права, необходимо получить справку формы 083/у. Согласно стандарту, эта справка бесплатна. Но реальность отличается от «идеальных» норм. На деле за неё необходимо заплатить от 5 до 7 тысяч тенге, так как получение справки 083/у не предусмотрено перечнем гарантированного объёма медицинской помощи.

Отсутствие гармонии в нормах вызывает вопросы у простых граждан. Потому что они видят на бумаге одно, а в жизни другое. Или мы решимся и скажем честно людям, что эта услуга платная и не будем никого обманывать. Или давайте сузим перечень врачей, чтобы максимально снизить стоимость справки, нагрузку на бюджет и заложить её получение в гарантированный объём.

Мы, к сожалению, вынуждены поднимать такие вопросы, которые не совсем всем комфортны. Например, чтобы остановить коррупцию в системе высшего образования, проводили опрос. Причём, это не был поверхностный опрос студентов. Мы спрашивали у них конкретно, дают ли они взятки, кто берёт у них взятки, их фамилии. Руководство вуза не в восторге от этого, ведь с этими результатами мы идём к ним и публично озвучиваем. Конечно, педагоги возмущаются, но мы просим привыкать к этому. За месяц до сессии намерены регулярно делать опросы. Мы должны проводить профилактическую беседу, передавать данные нечистых на руку преподавателей другим руководителям вузов. Чтобы работники высшего образования поняли, что свою честь и совесть нужно беречь уже сегодня.

Почему общество говорит, что все вокруг коррумпированные? Потому что они в повседневной жизни всё видят и из мелочей складывается общее впечатление. Хотя сейчас не так страшно, как было в 90-е годы, когда к бизнесу приезжали госорганы и открытым текстом говорили, кто и кому что должен. Такого наглого шантажа сегодня нет. Но пока мы не исключим условия для коррупции, так и будем с ней бороться. Это всё равно как поставить перед ребенком конфету, по рукам бить и говорить: не бери. Соблазн надо исключить.

В начале года в Facebook я опубликовал пост, в котором обрисовал все уловки, на которые идут наши должностные лица при государственных закупках. Я хотел, чтобы руководители поняли, что нам все схемы известны. И, на мой взгляд, такая работа приносит плоды.

В позапрошлом году за коррупцию осудили порядка 55 госслужащих. А в прошлом году 46. Статистика осужденных идёт на убыль и это радует. Я попросил, чтобы организовали встречу с каждым коллективом госорганов. На них я лично говорил: если они когда-то брали взятку, чтоб прекратили это делать и своих коллег остановили. Потому что слово имеет колоссальное значение. Плохо, когда это не говорится.

Я более чем убеждён в силе слова, силе профилактики. С момента ведения официальной статистики с 2001 года, пока не была принята антикоррупционная стратегия, осуждено по коррупции свыше 11 тысяч человек. А если умножить это число на близких людей, семью, это сколько сломанных жизней получается. Поэтому я глубоко убежден, что уголовно-правовые методы в борьбе с коррупцией не помогают. Это бесполезно, сколько бы арестов не было. Потому что коррупция — болезнь, а не рядовое уголовное преступление. Получив один раз взятку, сколько бы человек не зарекался, он в следующий раз пойдёт на преступление снова. Как говорил Авиценна, болезнь лечится тремя способами: слово, растение и только в крайнем случае — нож. Так и здесь: слово приоритетно и с него должна начинаться борьба с коррупцией.