Когда ни совести, ни чести

364

Как костанайские судисполнители последний стыд потеряли. Это очень тяжелая история. Отсидевшую в зоне несколько лет за убийство 77-летнюю Юлию ЧИЛОВУ обманули суд­исполнители, которые позарились на ее пенсию. Чилова — женщина трудной судьбы и черная вдова. В 2016 году она убила своего мужа, нанеся ему 11 ударов топором.

Всю жизнь Чилова жила в беде и горе. Мыкалась с мужем-алкоголиком, терпела от него жестокие побои, оставившие на ее теле глубокие шрамы… Существуя в пыточном режиме, она не уходила от мужа по обычным причинам: сначала боялась осуждения соседей, потом не хотела лишать детей отца.

В январе 2016-го один из сыновей Чиловых погиб от угарного газа. На сороковины глава семейства накидался так, что, едва добравшись до дома на бровях, забыл о последних тормозах. Еле-еле завалившись на кровать с помощью жены, он обрушился на нее с отборным матом и договорился до того, что обвинил в распутстве, а своего покойного сына назвал нагулянным. В этот самый момент Юлия Иосифовна не выдержала: схватила в сенях топор и стала бить острием по обидчику.

Был ли каждый удар местью за ее погуб­ленные годы и жизнь в несчастье? Или же это был аффект? Потом, уже в суде, свидетели вспоминали, что Чилова, стоя в луже крови, в полубезумном состоянии без конца повторяла одну фразу: “Вот и избавились…”

— Я убивать его не хотела, — говорила она в суде. — Я не такой человек! Не понимаю, как это получилось вообще. Я была в шоке. Сейчас бы этого не сделала, конечно…

Тем не менее суд наказал ее по полной, не усмотрев оснований для признания невменяемой либо чтобы считать преступление совершенным в состоянии аффекта. В апелляционной инстанции к делу Чиловой присоединилась один из самых уважаемых в Костанае юристов — бывшая судья, теперь адвокат Заира АИШЕВА.
— Когда я узнала об обстоятельствах этого дела, когда увидела, что Чилова — человек не только глубоко несчастный, но и тяжелобольной, то присоединилась к ее защите как бесплатный адвокат. Нам удалось установить массу нарушений в процессе судопроизводства, ведь никто — от следователей и привлеченных специалистов до самих судей — не хотел разобраться в этом деле досконально и даже соблюсти процессуальные требования. Мы добились в Верховном суде отмены приговора и нового рассмотрения этого уголовного дела. Но… ни аффекта, ни невменяемости доказать не удалось. Чилову все равно осудили, назначив ей наказание ниже низшего предела санкции — 5 лет лишения свободы (по первому приговору было восемь).

Е два державшуюся на ногах, полуслепую старуху отправили в зону. И все шло к тому, что она оттуда не выйдет. Однако она выжила. За решеткой к ней относились с сочувствием: не нагружали работой, кое-как подлечивали… Осужденную сильно угнетало еще и то, что на ней висит долг: по первому приговору это была сумма в размере 581 тыс. 865 тенге, а после второго — уже 697 тыс. 420 тенге. Эти деньги государство взыскало с нее за процессуальные издержки, связанные с проведением экспертиз.

В зоне Чилова написала заявление о добровольном погашении задолженности из своей пенсии, начав выплачивать долг 10 февраля 2018 года. Последний раз она сделала перечисление в июне прошлого года, заплатив всего в доход государства 689 тысяч тенге. На момент условно-досрочного освобождения в начале августа 2019-го остаток ее долга составлял 8 тыс. 420 тенге, который она погасила уже на свободе, в ноябре.

Однако когда Юлия Иосифовна вернулась домой, она узнала, что счет ее заблокирован из-за долга в той самой сумме 697 420 тенге, который она выплатила. Разбирательства, которые начала пенсионерка, получились весьма неприятными.

— Чиловой пришлось отправиться в райцентр Костанайского района, чтобы встретиться с двумя Маратами — судисполнителями ХАСАНОВЫМ и ЕРАЛИНЫМ, — рассказывает Заира Аишева. — Выяснив, что Чилова погасила долг, Ералин в октябре прошлого года посылает в “Казпочту” постановление об отмене ареста ее пенсионного счета. За это Чилова уплачивает ему 40 тысяч тенге.

— Ералин всего лишь открыл базу и увидел, что блокировка счета была прекращена в 2018 году, — рассказывает адвокат Аишева. — Вот и вся его работа, за которую он потребовал с пенсионерки 40 тысяч тенге. Когда я нашла его в региональной палате судисполнителей и потребовала ответа, он согласился, что был неправ, и вернул деньги.

Что же делал другой суд­исполнитель Хасанов? В октябре 2019-го он узнал о проблемах Чиловой через свою помощницу, которой пенсионерка сообщила о состоявшемся погашении своего долга.

— 14 октября Чилова получила в офисе Хасанова… копию постановления о необходимости уплатить 139 тыс. 500 тенге в счет оплаты его деятельности и 360 тенге за почтовые расходы, — рассказывает Аишева.

Между тем изначально проблемы Чиловой были созданы судом. Ведь судья специализированного межрайонного уголовного суда Алтынай САГИНДЫКОВА отправила судисполнителям документ, не подлежащий исполнению.

— Мне кажется, это полное безразличие к судьбе человека, а не просто невнимательность, — считает адвокат Аишева. — На всех этапах своих взаимоотношений с представителями госсистем Чилова встречала равнодушие и черствость. Она все-таки глубоко несчастный человек, которая не испытала счастья как жена и мать. Дочь ее никогда не была замужем, перенесла онкологическую операцию, проходит курс химиотерапии. Оставшийся второй сын пьет, живет в России, не приезжал к матери уже много лет. Сама Юлия Иосифовна говорит, что проследила его, пока боролась с пьяным мужем-дебоширом… Эта женщина, которая плохо слышит, едва ходит с палочкой, сегодня страдает еще и от катаракты обоих глаз. Ей требуется операция, стоимость которой превышает 260 тыс. тенге. А ей эти деньги приходится отдавать судисполнителям, которые не имеют права их требовать и брать!..

Заира АИШЕВА довела это дело до суда. 3 апреля судисполнитель Хасанов предложил ей заключить мировое соглашение, согласно которому он отменил свое постановление об оплате его деятельности, представил письменное сообщение Костанайского районного отдела по социальному обеспечению о возврате исполнительного документа в связи с полным исполнением, а также вернул удержанные с Чиловой пенсионные выплаты в сумме 139 тыс. 500 тенге.

Я связался с пенсионеркой по телефону.

— Думаю, судисполнители меня обманывали, несмотря на мой возраст и доказательства погашения долга, — говорит Юлия Чилова. — Я им объясняла: кто бы меня освободил из зоны, если бы на мне висел долг? И вот я была вынуждена согласиться на то, чтобы деньги они брали из моей пенсии. Мне было так сложно… Дочери в ноябре прошлого года сделали операцию в онкологической клинике, а я ничем не могла ей помочь. Кое-как заняла у знакомых, которые просто сжалились, и в течение семи месяцев мне пришлось жить в такой ситуации полного безденежья. Все-таки есть справедливость…

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

time.kz