АДГСПК обещает истребить коррупцию в сфере госуслуг в 2020 году

122
ФОТО МАРИИ ГОРДЕЕВОЙ

Бизнес по-прежнему ждет, когда агентство всерьез возьмется за госзакупки.

Бытовая коррупция, когда чиновников благодарят «конвертами» за оказание или убыстрение государственной услуги, практически полностью исчезнет в 2020 году, прогнозирует заместитель председателя Агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции Олжас Бектенов. Он связывает это с переводом в электронный формат 90% госуслуг, оказываемых физлицам, а вот в сфере госзакупок дело обстоит не так просто: на эту сферу по-прежнему приходится 12% от общего количества зарегистрированных коррупционных преступлений. И оцифровка этой сферы пока не дает ощутимых результатов, пишет kursiv.kz.

Как пояснил Олжас Бектенов в ходе недавней онлайн-конференции, вопрос недопущения совершения коррупционного деяния – это узловой момент в работе агентства, которому по природе своей деятельности важно не посадить кого-то за взятку, а устранить саму возможность эту взятку дать или получить. В случае с госуслугами для населения, все оказалось просто: чем меньше граждане контактируют с чиновниками, тем меньше искушений и у первых, и у последних. И цифровизация госуслуг в этой сфере стала действенным инструментом – зафиксировано снижение зарегистрированных коррупционных деяний на 23% за последние три года. Именно поэтому антикоррупционное ведомство в этой сфере намерено и далее гнуть цифровую линию, что, по прогнозу его руководства, позволит в этой сфере практически полностью истребить так называемую бытовую коррупцию, выражающуюся в оказании какой-то помощи за взятку, уже в следующем году.

Чтобы масштабы исключения физических контактов населения и чиновников были яснее, отметим, что в год в Казахстане оказывается порядка 140 млн государственных услуг, 85% из них оказаны онлайн, то есть вообще без какого-либо контакта между чиновником и физлицом.

Бизнес освобождают от мзды в ручном порядке

Взаимоотношения бизнеса и чиновника цифра пока не берет, поскольку, по признанию Олжаса Бектенова, схемы в этой сфере существуют более изощренные, нежели в вопросе контактов с населением. И немудрено: ставки взяток и откатов здесь гораздо большие, чем разовый конверт от народа. Это признается и высшим руководством АДГСПК: в начале февраля прошлого года председатель агентства Алик Шпекбаев заявил, что сфера госзакупок по-прежнему остается в зоне высоких коррупционных рисков, поскольку на нее приходится 12% от общего количества зарегистрированных коррупционных правонарушений. В этом году доля госзакупок в общем количестве коррупционных деяний (в прошлом году в Казахстане их было зарегистрировано свыше 1 700) практически не изменилась.

При этом в числе самых коррупциогенных видов госзакупок продолжает оставаться процедура проведения закупок из одного источника, помимо этого значительный вред интересам государства наносится многократным завышением цен закупаемых товаров, работ и услуг со стороны госоргана. И здесь процесс оцифровки сам по себе не решает проблемы, более того, в настоящее время в госорганах распространилась схема, когда чиновники закупают товары, работы и услуги у нужной компании по демпинговой цене, а потом путем заключения допсоглашений догоняют цену до приемлемой.

Последнюю схему, как одну из самых распространенных, выявил в прошлом году центр прикладных исследований «Талап», директор которого Рахим Ошакбаев на февральской коллегии АДГСПК озвучил еще одну потенциально коррупционную лазейку: приобретение нецелесообразных для того или иного госоргана товаров, работ и услуг. Так, по его сведениям, ДВД одного из регионов собиралось приобрести массажное кресло стоимостью около полумиллиона тенге.

Для того чтобы выявлять такие схемы и вырабатывать меры по противодействию, агентство еще в феврале прошлого года запустило в Астане в пилотном режиме проект «Астана –адалдықалаңы», основным направлением деятельности которого является исключение коррупционных рисков в проведении государственных закупок. Этот проект в ручном режиме должен разработать и воплотить новые механизмы по профилактике коррупции в сфере госзакупок, которые могли бы стать модельными для других регионов. Но уже сейчас очевидно, что государство без помощи участников госзакупок и общественности ситуацию в этой сфере не изменит.

Письма счастья завтрашнего дня

Уже упомянутый центр «Талап» имеет свое видение подключения общественности к борьбе с коррупцией в сфере госзакупок: Ошакбаев предлагает ввести инструмент общественного их мониторинга на портале госзакупок, где сейчас (спасибо сыгравшей все же свою роль цифре) размещается информация о всех закупах государственного и квазигосударственного сегмента.

«Мы можем на основе этого делать превентивные письма, или письма счастья, то есть если мы увидели конкурс, объявленный на кресло стоимостью полмиллиона, ничто не мешает нам отправить письмо организатору конкурса с указанием на то, что, возможно, это нерелевантный конкурс, одновременно отправив их в проводящий закупку госорган и в антикоррупционное ведомство, – сказал Ошакбаев на коллегии агентства. – Хочу подчеркнуть, что никто при этом не делает никаких правовых выводов, никто не заменяет собой какие-то госорганы, просто общественность проводит свой мониторинг и делает предположение, выдвигает гипотезу по той или иной госзакупке, что здесь есть риск правонарушения или, возможно, есть риск ограничения конкуренции. Далее организатор закупок сам принимает решение», – заметил директор центра «Талап».

По его словам, в 2018 году мониторинговая группа возглавляемой им структуры проводила анализ госзакупок в рамках сотрудничества с АДГСПК и установила, что 72,5% госзакупок были проведены с ограничением конкуренции – а могли бы стать более эффективными как для государства, так и для поставщиков товаров, работ и услуг для госорганов.

В свою очередь Олжас Бектенов в ходе своей онлайн-конференции, прошедшей 21 февраля, признал, что общественный контроль за деятельностью государственных органов способен сыграть большую роль в предотвращении коррупции. И идея с письмами счастья от общественности может стать одним из механизмов недопущения коррупции и ограничения конкуренции в сфере госзакупок. Которую пока, похоже, исправлять можно только ручными способами: под цифру наш умудренный опытом госаппарат приспособился.

Воля акима превыше всего

Впрочем, цифра своего последнего антикоррупционного слова еще не сказала: в настоящее время в сфере общественного контроля за госзакупками внедряется интерактивная карта – онлайн-платформа, где в режиме реального времени любой человек может выбрать строящийся объект, который интересует его– дорогу, детский сад, школу, дворовую площадку у себя во дворе, и посмотреть, сколько на него было выделено средств из бюджета, кто был подрядчиком, какие гарантийные сроки предоставлялись подрядчиком и по какой технической спецификации работал этот подрядчик.

«Если человек не удовлетворен, видит, что по факту получилось совсем другое, он тут же имеет возможность подать жалобу здесь же, на этой карте на портале, и она сразу попадет и в уполномоченный орган, и в акимат, и к нам в агентство, – сказал Бектенов. – Сейчас в Астане этот проект реализован… Но в целом больше преступлений совершается сотрудниками местных исполнительных органов, потому что сейчас все вопросы реализации госполитики решаются на местах, все в руках местной власти. Соответственно, больше соблазнов, больше возможностей и больше чиновников работает в местных органах власти, следовательно,там мы фиксируем больше число правонарушений», – добавил он.

Так что в ближайшем будущем наработанный в столице антикоррупционный цифровой опыт начнет распространяться на регионы. Даст ли это результаты– покажет ближайшее время: по мнению зампреда АДГСПК, если у акима конкретного аппарата и его подчиненных есть воля на решение этих вопросов, то все эти проблемы можно решить буквально в течение года–полутора лет.